elenagromova (elenagromova) wrote,
elenagromova
elenagromova

Categories:

И снова о Кате Устюжаниновой

В мае ко мне обратились с одного из российских телеканалов с просьбой дать интервью о Кате Устюжаниновой. Среди вопросов фигурировали и те, которые касаются роли Мусина в этой истории, ну и обычные: как мы познакомились с Катей, какие мотивы были у нее, когда она ехала в Ливию, верю ли я в то, что она совершила преступление.
Телеканал хотел видеоинтервью. Но по причине того, что у меня интернет очень медленный, дорогой и отнюдь не безлимитный, мы договорились на то, что я сделаю аудиозапись, ответив на вопросы, и вышлю ее.
Я все так и сделала. Но несколько дней назад увидела эту передачу. Меня из нее "выкинули". Зато дали слово моей тезке, которая Катю не знала, но жила в Ливии. Она оказалась с "крысиной" позицией, так как ее муж был диссидюгой при Каддафи, облила его грязью. Видимо, ее и дали вместо меня...
Хочу опубликовать то, что рассказала журналистам я. То, что не пошло в эфир.

***
Я познакомилась с Катей сначала виртуально – в группе в Фейсбуке «За Каддафи и его народ». Я была администратором этой группы, кроме того, создателем сайта «За Каддафи.ру». Эта группа и сайт были созданы в марте 2011 года – с начала ливийской псевдореволюции и давления НАТО на законное руководство страны. Когда начались бомбардировки Ливии – в группу вступила Екатерина, чуть позже она зарегистрировалась и на сайте. Так я с ней и познакомилась. На ее странице было написано, что это событие – агрессия против Ливии – изменило ее жизнь навсегда. Я очень хорошо ее понимала, потому что примерно в ее возрасте точно так же переживала нападение на Югославию. Только Катя – человек деятельный, активный – сразу же «взяла быка за рога» и заявила: нужно не бороться в соцсетях, а ехать в Ливию, чтобы сражаться за правду.
Летом того же года, когда натовская агрессия была в разгаре, человек по имени Марат Мусин выступил с идеей создания волонтерского информационного агентства «Анна-ньюс». Цели, которые он тогда провозглашал, на мой взгляд, правильные: освещение правды о конфликтах силами журналистов-волонтеров. Потом, правда, оказалось, что его истинные цели не были такими чистыми, но тогда, конечно, и я, и Екатерина верили ему.
Он говорил, вроде бы, правильные вещи: что реальной атаке на Ливию предшествовала информационная, поэтому освещать события в правдивом русле необходимо. Правда, однажды он обмолвился: мол, «Ливия – это не моя страна, но я на ней раскручу свое агентство, а потом у меня появится рычаг влияния на события в России». Меня, конечно, это откровение покоробило, но я продолжала с ним сотрудничать ради Ливии, наполнять его сайт материалами. Первая версия его сайта даже была на моем хостинге вместе с сайтом «За Каддафи.ру». И, конечно же, то, что он провозгласил, было близко и Кате, которая с самого начала рвалась в Ливию. Но отправка группы задерживалась.
В начале сентября Катя приехала в Москву, чтобы решать вопрос о поездке. Лично я с ней познакомилась 3 сентября на митинге в защиту Ливии около представительства ООН – акция была организована КПРФ. Видно было по ней, что девушка сильная, со спортивной, накачанной фигурой. Увлекалась она чтением фэнтези, в частности, Лавкрафта. Видно было, что опыта в политике у нее нет. Но ее действительно очень волновала несправедливость по отношению к Ливии и лично к Каддафи. «Какое они имеют право охотиться за человеком, как за зверем?» - говорила она.
Через несколько дней мы с ней снова встретились на митинге (тогда мероприятия в защиту Ливии проводились часто). Она похвасталась новенькой карточкой агентства «Анна-ньюс», которую выдал ей Мусин. Я не могу сказать на 100%, но, вероятнее всего, он же и отправил ее в Ливию, поскольку у самой Кати не было денег даже на авиабилет в один конец.
Когда мы с ней виделись в последний раз, между нами возникли разногласия, даже, можно сказать, ссора. Я предлагала ехать вместе, она отказалась. Ее смутила разница в возрасте и в физической подготовке, я же считала, что у меня есть кое-какой опыт журналистской работы, и мы с ней вдвоем принесли бы больше пользы.
В конце сентября Катя улетела. И далее сказалось то, что у нее не было опыта в журналистике, при том, что кое-какие литературные способности все же были (например, она писала стихи). Из-под ее пера стали выходить репортажи с сомнительными политическими оценками. В частности, она выразила мнение, что Каддафи нужно прекратить сопротивление и бежать из страны. Это было встречено крайне негативно. И тут еще раз сказалось отсутствие у нее опыта в журналистике – она была не готова к таким моральным ударам, удалила свои заметки и прекратила что-либо писать вообще.
В течение долгого времени я о ней ничего не слышала. Мы не общались. Затем появилась информация о том, что у нее в Ливии возникли сложности с оплатой гостиницы, из-за этого она находится под домашним арестом. Тогда Мусин начал собирать деньги, якобы на то, чтобы вывезти ее, и перед самым Новым годом в своем ЖЖ сообщил, что, мол, «это история со счастливым концом». Что Катю отправили на Родину. Я так и считала, что она дома, пока не случилась история с ливийским посольством.
Меня же закружила другая жизнь, и больше я о ней не слышала. Поэтому не могу ничего сказать про ее семью. Трудно мне сказать что-либо и по поводу убийства. Человек оказался в том месте, где после убийства Каддафи воцарился полный хаос, где все воюют против всех, где совершено столько убийств, что никто не может сосчитать. В конце концов, несправедливо судить рядового человека, когда те, кто это все затеял, не только не осуждены, но и продолжают принимать политические решения, развязывая все новые и новые войны – в частности, в Сирии, а теперь и в Новороссии.
Я же оказалась в Сирии, где уже находился Мусин. Я все еще желала работать в его агентстве, однако, когда мы встретились на патриотическом митинге в Дамаске, - получила от него абсолютно ничем не мотивированный отказ.
Ему нужны были люди, которые бы вешали материалы на его сайт и раскручивали бы его. А как только дело доходило до чего-то более серьезного – так он либо отпихивал людей, желающих бороться за провозглашенное им же самим дело, либо просто бросал их в беде. Например, так случилось с известной журналисткой Анхар Кочневой, у которой также было удостоверение «Анны-Ньюс». В тот момент, когда она оказалась в плену у боевиков, Мусин начал распространять о ней клевету. Также случилось и с Катей, которая при участии Мусина была направлена в Ливию, а затем он бросил ее и открестился от нее.
Завершая свой рассказ о Кате, могу сказать, что мотивы ее поездки были чисты – она в самом деле была человеком убежденным, желающим бороться за правду. Но оказалось, что ее попросту использовали и бросили. Призываю МИД РФ оказать гражданке России всю посильную помощь и добиться ее возвращения на Родину.





 
Tags: Ливия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment