Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Позорище

Беспредел полный! Этому нет ни названия, ни понимания. Мое стихотворение "Горячая поступь июня, начало Великой войны" приписали... Константину Симонову.
Газета "Пущинская среда", номер от 30 июня 2016 года.
Обращение по этому поводу на указанный в публикации адрес проигнорировали.
И это - далеко не первый случай воровства стихов (было дело, мои крымские стихи приписывали М.Цветаевой, но это уже не они).
Да и классика обкрадывают, приписывая ему произведение, написанное не в его стиле и не его уровня...
Позорище!


Скорблю о судьбе Винтерфелла... Какие же отвратительные литературные герои! Чудовищные Ланнистеры,…

Ну, вот и 37



С меня при цифре тридцать семь в момент слетает хмель.
Вот и сейчас как холодом подуло:
Под эту цифру Пушкин подгадал себе дуэль
И Маяковский лёг виском на дуло.

Задержимся на цифре тридцать семь. Коварен Бог —
Ребром вопрос поставил: или — или.
На этом рубеже легли и Ба́йрон, и Рембо́,
А нынешние как-то проскочили.

Дуэль не состоялась или перенесена,
А в тридцать три распяли, но не сильно.
А в тридцать семь — не кровь, да что там кровь — и седина
Испачкала виски не так обильно.

Слабо стреляться? В пятки, мол, давно ушла душа?
Терпенье, психопаты и кликуши!
Поэты ходят пятками по лезвию ножа
И режут в кровь свои босые души.

На слово «длинношеее» в конце пришлось три «е́».
Укоротить поэта! — вывод ясен.
И нож в него — но счастлив он висеть на острие,
Зарезанный за то, что был опасен.

Жалею вас, приверженцы фатальных дат и цифр!
Томитесь, как наложницы в гареме:
Срок жизни увеличился, и, может быть, концы
Поэтов отодвинулись на время!

В.Высоцкий

Видовдан

Я снова вспоминаю этот день... сербский праздник Видовдан... 28 июня 2001 года... Тогда в Сербии было совершено страшное предательство. События в этой славянской стране полностью "пропахали" душу и навсегда изменили меня как человека, мои взгляды на жизнь... Когда уже нельзя было просто сидеть в выдуманной хрустальной башне вместе с друзьями-книгами, нельзя было просто писать стихи о цветочках и мечтать о Валиноре... "Исчезли все мелкие грусти, какими поэты грустили"....

28 июня 2001 года

...Ничего не осталось... Лишь только холодные стены.
Только тяжесть греха. Только тридцать монет серебра.
Как мучительно жжет ядовитый напиток измены!
Как мучительно вновь наблюдать пораженье Добра!

Для чего этот мир разбивается вновь на обломки?
Для чего эта боль? Для чего эта подлая жизнь?
Мир, где попран закон. Мир, где правят иуды-подонки,
Мир, где больше никто мне теперь не прикажет “Держись!”,

Мир, где больше никто не восстанет за наше спасенье.
Где предатель-июнь холоднее суровой зимы.
... Но когда-то над Белой Страной встанет солнечной тенью
Президент, похороненный заживо в склепе тюрьмы.

Но однажды народ все поймет, осознает, рассудит,
Что страну защищал в беспощадные ночи войны
Не премьер-дезертир, что сегодня сравнялся с Иудой,
А во время бомбежек трусливо бежал из страны,

А другой - кто вознес на вершины Славянскую Славу,
Бросил вызов врагам, перед злом головы не склонил.
Тот, кто выдан сегодня на пытки, на суд и расправу,
Но в фашистских застенках Великую Честь сохранил!

Вся Европа во мгле... Над Дунаем, над Савой, над Вислой
Все сильней и сильнее сгущается красный туман...
Имена всех иуд будут прокляты - Зоран, Воислав...
А звездой в небесах станет имя одно - Слободан!

Теперь видоизмененный югославский сценарий пытаются протащить и в Сирии.
Подача электроэнергии в Дамаск возобновилась после почти двух суток отключения из-за действий террористов.
И мне вновь вспоминается стихотворение Юнны Мориц:

Ночами сербам гасит свет ГОВНАТО,

А на войне и днем-то темновато,

Но свечи сербам зажигает Бог,

Который никакого договора

Не заключал с Альянсом, прокурора

Не назначал и не вступает в блок -

Ни с кем!.. А сербам зажигает свечи,

Колеблемые духом сербской речи

В блокаде под бомбежками хавьер,

Летящих из Европска и Ковбойска,

Чтоб сербское скормить албанцам войско,

Перебомбив балканский интерьер.

Но свечи сербам зажигает Бог.

И в этом свете мой поется слог,

Который сердца боль превозмогает,

Когда "сдавайся, серб!" орет орда.

Сама я - серб. Не сдамся никогда.

Творец нам, сербам, свечи зажигает.

Немного о плагиате

Написала я такой стишок:

Изменю аватары и ники,
Затеряюсь среди формучан.
В океане Инета великом
Отыщу себе новый причал.

Что мой мир? Гиперссылки и сайты,
Модераторы, злые всегда,
Мегабайты инфы, гигабайты,
Провода, провода, провода...

Удалюсь в недоступные дали
На просторах Всемирной Сети.
Он меня не найдет в виртуале
И в оффлайне не сможет найти.

Будет больно чуть-чуть. Ну и ладно.
Электронные письма сотру,
Напишу на единиственный адрес:
До_свиданья_собака_мэйл.ру.

В полсекунды мышиного клика
Превратятся былые года.
Изменю свои звонкие ники
На единственный ник "Никогда".

Но однажды в божественном свете,
За границей Последнего Дня
Там, в Небесном Большом Интернете,
Наконец, он обрящет меня.

(http://www.stihi.ru/2007/02/06-1542)

И - совершенно случайно - обнаружила его по следующему адресу:

http://www.galya.ru/catd_new_page.php?id=1112041

без указания автора.

Мне стало интересно, я ввела первую строчку в поисковик и обнаружила еще:

http://blogs.mail.ru/mail/natashabaeva5828/5abc6e054247ec66.html

И вот еще - здесь этот несчастный стишок еще и изуродовали. Вот так:

Изменю аватары и ники,
Затеряюсь среди формучан.
В океане Инета великом
Отыщу себе новый причал.

Что мой мир? Гиперссылки и сайты,
Модераторы, злые всегда,
Мегабайты инфы, гигабайты,
Провода, провода, провода...

Удалюсь в недоступные дали
На просторах Всемирной Сети.
Ты меня не найдет в виртуале
И в оффлайне не сможет найти.

Будет больно чуть-чуть. Ну и ладно.
Электронные письма сотру,
Напишу на единиственный адрес:
До_свиданья_собака_мэйл.ру.

В полсекунды мышиного клика
Превратятся былые года.
Изменю свои звонкие ники
На единственный ник "Никогда".

Но однажды в божественном свете,
За границей Последнего Дня
Там, в Небесном Большом Интернете,
Наконец,найду я тебя.
http://blogs.mail.ru/mail/focusrv/6A11C277D17FF168.html

Интересно, как это расценивать?


Интересно, это так положено - в блогах размещать чужие стихи и не указывать автора? Или факт плагиата?

За убитое лето Цхинвала...

Так получилось, что я, активно участвуя на разных форумах в защиту Южной Осетии, стихов об этом событии так и не написала.
Однако стихотворение поэтессы Александры Лотос ( http://www.stihi.ru/poems/2008/08/14/2080.html ) вдохновило и меня на создание маленького экспромта на эту тему.


За убитое лето Цхинвала,
За обстрел, за кровавый разбой -
Я хотела, чтоб Грузия пала,
Но... закончился праведный бой.

И в Тбилиси тиран восседает,
Нет суда на него, палача.
Только ветер листвою играет
И руины Цхинвала молчат...

На сайте "Изба-читальня" - переворот!

На сайте "Изба-читальня", кажется, произошел переворот. Вся старая команда с него изгнана. Моего аккаунта там теперь тоже нет. Я создала новый аккаунт, написала открытое письмо и выложила его на форум. Пока его забанили на 5 дней.

Открытое письмо в администрацию.

На сайте Изба-Читальня сложилась тревожная обстановка террора, преследования несогласных, удаления аккаунтов, несправедливых банов. Видимо, кому-то хочется расправиться с современной русской патриотической литературой. За последнюю неделю сайт "Изба-Читальня" вынужденно покинули более десятка авторов. И преследования продолжаются.
За попытку вступиться за преследуемых и малейшую критику действий Альберта Хайруллина следует немедленное удаление аккаунта. Это уже не та Изба-Читальня, на которую нас приглашали, ради которой многие бросили свои страницы на Стихи.Ру. И теперь слоган Избы звучит так:

Входящий, знай, тебя здесь ждут бан, удаление, капут.

Обращаюсь к очень мною уважаемой Виолетте Виктровне Баше:

Остановите этот террор! Силой Вашего литературного и человеческого авторитета - остановите Хайруллина в его неправомочных действиях! Сайт ничего не выигрывает от потери авторов. Мы найдем, конечно, где нам публиковаться, - но зачем губить то, что сделано тяжелыми трудами многих людей?

Скорее всего, эта тема тоже будет удалена - несмотря на то, что в ней нет мата и грубой лексики. Кому-то теперь надо, чтобы умерла сама память об удаленных авторах - непонятно только, зачем. А этот аккаунт наверняка будет тоже заблокирован. Однако письмо будет распространено по разным ресурсам Интернета. И я призываю прислушаться к голосу разума и прекратить преследования несогласных.

Воспоминания о Волошинском фестивале. Записки аутсайдера

Наконец-то, дошли руки до воспоминаний о Волошинском фестивале. Они для меня не слишком радостные - ведь я там явный аутсайдер. Вечно привыкшая жить не благодаря, а вопреки, я не из тех, кого приглашают на фестиваль по электронной почте, не из тех, кому организаторы подобных мероприятий пожимают руку.

Но все же, когда два моих стихотворения оказались на странице Волошинского конкурса (http://www.poezia.ru/voloshinstihi5.php), меня неудержимо потянуло в Коктебель - окунуться в полынный воздух и соленые воды, послушать поэтов, которые съедутся на фестиваль. А получится себя показать или нет - я не знала, да и, в конце концов, надо и других посмотреть.

Билетов на нужное число я не достала. Быстро приняла решение ехать в Коктебель другим путем - выехав на неделю пораньше в Сочи (билеты были), где я ни разу не была, за неделю посмотреть Российское черноморское побережье и затем - через Порт Кавказ на пароме рвануть в Крым. Я не пожалела об этом решении, тем более, что, будучи в Сочи, мне удалось съездить на экскурсию в Абхазию, и я полюбила эту землю почти так же, как Крым. Ну, да не об этом речь.

Итак, 9 сентября я была уже в Коктебеле. Сняла комнатушку с тремя кроватями за 25 гривен в сутки. Тут выяснился неприятный сюрприз - в Коктебеле не осталось интернет-салонов. Тот, в который я ходила 2 года назад, когда была на 3-м фестивале, находится на территории турбазы "Приморье", куда вход сделали по специальным пропускам. А второй, возле автостанции, не работал.

10 числа надо было явиться на регистрацию. Думаю - зарегистрируюсь и поеду в Феодосию - зайти в интернет-салон и прогуляться по городу, который мне очень близок. Но, проходя мимо автостанции, я услышала, как водитель "Газели" кричал: "До Феодосии, одно место осталось". Я решила, что успею еще зарегистрироваться и поехала в город Айвазовского и Грина. Там, в частности, купила новый мобильник (мой старый сломался еще дома). Наконец-то с фотокамерой, о чем я давно мечтала. Примерно в 16-00 я вернулась в Коктебель и пошла на регистрацию.

Там, помимо всего прочего, спросили, буду ли участвовать в турнире поэтов и в заплыве. Ответила "Да", хотя знаю, что плаваю отвратительно (кое-как научилась держаться на воде лишь два года назад).

Во вторник, 11 сентября состоялось торжественное открытие фестиваля на площадке у Дома-музея Волошина. После чего вся компания двинулась в кафе "Богема". В Коктебеле теперь два кафе с таким названием. Мероприятия фестиваля проходили в новой "Богеме", на берегу моря. Заказать, правда, в этой кафешке я ничего не смогла - дешевле 10 гривен там вообще ничего не было, и порой было даже несколько мучительно испытывать голод среди этих аппетитных запахов. Ну да ладно, где наша не была!

Приятным моментом было то, что мне все же дали почитать стихи (хотя и поставили в самый конец).

12 сентября состоялось объявление итогов конкурса (http://www.poezia.ru/voloshin.php). Я заранее знала, что мне ничего не "светит", но всегда считала, что побеждают не лучшие произведения. Например (чтобы не быть предвзятой, возьму номинацию, в которой я не участвовала), в номинации "Женский портрет" лучшее, на мой взгляд, стихотворение Виктора Коллегорского "АХМАТОВА"

Внучка Пушкина, правнучка Данта,
Слышу голос провидческий твой,
Вознесенная чудом таланта
Над Невой, над страной, над судьбой.

…Лишь молчанья горчайшая мука,
Залетейских отрава полей,
Выпьет душу. Ни слова, ни звука
Не забудется в песне твоей.

удостоилось лишь дипломантского звания, хорошие стихи И.Лукшта "Японская ныряльщица",

Японская ныряльщица, проснись,
Тебя ждет море с каплями жемчужин,
Подводных трав таинственная жизнь
И розовые устрицы на ужин.
Маслинки глаз открой же, не ленись.

Уж солнца алый диск над чернью вод,
Зелёнкой скал и грохотом прибоя
Тебя к седому берегу зовёт,
Где чаек крик, где небо заревое,
И облак перламутровый плывёт.

С.Овчаренко "Мадемуазель"

Чуть уловимый аромат «Шанель»,
Скользящее движение муара…
Сошедшую с картины Ренуара,
Приветствую Вас, мадемуазель!

Закат едва коснулся тёплых крыш,
Ещё светло на набережной Сены…
Прошу Вас, покажите мне весенний,
Фиалковый, смеющийся Париж!

Сначала – Севастопольский бульвар!
Надеюсь, там уже цветут каштаны
И мы увидим, как танцует танго
Среди свечей душистых лунный шар?

не были отмечены вообще, а лауреатом стала Л.Херсонская за стихи, погрязшие в бытовых подробностях. Не знаю, по каким критериям жюри оценивает стихи. Такое ощущение, что, чем более возвышенно стихотворение, тем меньше баллов за него дают, и современная поэзия должна быть похожа на тетку, найденную на вокзале, которая стремится в сортир ("Гладкую няню звали Петровна, ее нашли на вокзале.// У нее этап за спиною, сын в тюрьме и для сна скамейка. // - Мы тебе стол и кров, а ты нашей дочке няней, - Петровне сказали //худые родители из нищей советской семейки". Или - "Старуха вскинула голову и повернулась в профиль.//- Похожа? То-то же. Жила в огромной квартире. //В комнате паркет. На кухне и в ванной кафель. //Туалет был свой. Или вы думали можно в коммунальном сортире?")
Мне лично больно наблюдать, что в современной поэзии совершенно не ценится ничего возвышенное.

В "Богеме" в этот день не без удовольствия все слушали певицу Елену Фролову.

13 сентября я получила "холодный душ" на мастер-классе журнала "Октябрь". Записалась туда потому, что очень доверяла одному поэту (не буду его называть здесь), не ожидая от него такой беспощадности ко мне. Мне было сказано, что стихи мои банальны, тривиальны, в них нет ничего нового, а главное, поругали за романтизм. Хотя последнее для меня - они даже не представляют, какой комплимент. Ибо я своей творческой задачей ставлю Реставрацию Романтизма. Возможно, для меня будет непосильно переломить ситуацию и сделать так, чтобы в поэзию вернулись возвышенные чувства, но я хотя бы сделаю все, что от меня зависит, чтобы стихи были не о сортирах, а о более красивых вещах.

В этот день я встретила свою хорошую знакомую, учительницу литературы Людмилу Владимировну из Павлограда, с которой познакомились два года назад там же, в Коктебеле. Это было приятным сюрпризом. К сожалению, она в этот раз приехала со своей подругой, которая не любит поэзию. Поэтому пришлось ее долго уговаривать послушать мероприятия фестиваля. В прошлый раз она ходила на все мероприятия, поддерживала меня морально и даже упросила организаторов взять меня на поэтические чтения в Керчь, а то я почему-то была в такой немилости, что меня брать не хотели.

В этот раз был выезд в Саки, но, естественно, бедному аутсайдеру даже не предложили туда поехать.

14 сентября был поход в Дом-музей Волошина. Считаю глубоко положительным моментом эти экскурсии. Это действительно нужное дело, ибо может дать поэтам импульс для новых произведений. Экскурсии эти бывают интересными, с посещением тех комнат, куда обычно посетителей не водят. Вот за эти экскурсии хочется сказать спасибо.

Правда, было у меня и огорчение. Организатор фестиваля, Андрей Коровин, придя в то утро к Дому, оказал знаки внимания всем женщинам-поэтессам, кроме меня. И я в очередной раз почувствовала себя изгоем. Это, конечно, было обидно. Не знаю, за что такая опала.

В субботу, 15 сентября, состоялся турнир поэтов. Помню, два года назад турнир проходил более-менее нормально, был только один тур. В этот же раз снова сделали несправедливость - разбили турнир на 2 тура. В первом туре все записавшиеся должны были прочесть по одному стихотворению, и их оценивало "профессиональное жюри". И оно отбирало 10 человек для участия в турнире. То есть было заранее ясно, что выберут всех "своих в доску". И только во втором туре оценивали зрители.

Интересно, было ли "профессиональное жюри", когда проходили турниры поэтов во времена Серебряного века? Вряд ли такое можно даже представить.

В итоге на суд публики было отобрано только 8 авторов (10-го, видите ли, не смогли определить, а 9-й на турнир не явился).

А может, зрителям больше понравился бы кто-нибудь из тех, кого отсеяли?

Зрители выбрали поэта А.Анашкина (я сама ему ставила пятерки). Но... победителем была объявлена Ю.Лебедева, которая у зрителей не пользовалась особым успехом - опять же все решило "профессиональное жюри".

Еще в этот день должен был состояться вечер Крымской поэзии. Я очень хотела послушать крымских авторов. Ибо мне кажется, что в то время, когда московская и питерская поэзия идут куда-то не туда, Крымская поэзия остается верна традициям. Но... и тут облом. Крымские авторы не приехали. Из них выступал только поэт из Симферополя Николай Ширяев (http://www.stihi.ru/author.html?koljashir), с которым мы очень мило побеседовали и обменялись буклетиками, а еще он мне подарил свою книгу. Я попросила его крымские стихи для публикации на сайте www.tavrida-liter.narod.ru , на котором собираю творчество о Крыме.

И, наконец, наступил последний день фестиваля - 16 сентября. Встретил он холодной и пасмурной погодой. Утром небольшая компания собралась у Дома Поэта, чтобы идти на могилу М.А.Волошина. Немного было желающих, и всего 9 человек посетили могилу Максимилиана Александровича. Среди них был краснодонский поэт Александр Сигида (http://www.tisk.in.ua/sigida.htm), с которым познакомилась и разговорилась во время этого похода.

На вершине горы Кучук-Енишар дул ужасный ветер, но участники восхождения были вознаграждены красивейшими видами на Коктебельскую бухту, Карадаг и мыс Хамелеон. Поскольку долго решали, будет заплыв или его заменят забегом, я в шутку предложила считать забегом этот поход. Это восхождение - тоже очень положительный момент.

Но заплыв все же состоялся. Вода была холоднючая, поэтому многие записавшиеся отказались. В итоге поэтов и художников, участвовавших в нем, оказалось всего 6 человек.

Я входила в воду с берега - прыгать с пирса было слишком мелко. Да и, откровенно говоря, не являюсь я мастером по прыжкам в воду. Я знала, что победить мне не удастся, тем более, что все остальные участники были мужчинами, а женщине, если только она не спортсменка, победить в такой ситуации весьма сложно. Тем более, как я писала выше, плаваю я плохо.

Как и следовало ожидать, приплыла я последней. Даже послали было мужчину, чтобы меня "спасать" (от чего только?). Я его попросила не мешать. Условием заплыва было то, что рукопись надо иметь с собой. Догадалась пристегнуть ее булавкой к купальнику. Зачем-то придумали вылезание через пирс, а не через берег. Вот это было самое тяжелое - пирс покрылся скользкой тиной, ногам не во что упереться. Пришлось соглашаться на помощь мужчин.

Дали полстакана коньяка внутрь, затем Ирина Барметова, главный редактор журнала "Октябрь", вручила мне комплект журналов. После этого все отправились в кафе "Богема" на закрытие фестиваля. По дороге встретила приехавшую в последний день Ирину Марокко (победителя фестиваля 2005 года, автора рассказа "Гурзуф" http://www.tavrida-liter.narod.ru/proza/gurzuf.htm). Явилась и моя хорошая знакомая Людмила Владимировна со своей подругой. Так мы вчетвером сидели за столиком.

Мне опять дали выступить, но снова в самом конце. Впрочем, я знала, что есть люди, которые за меня болели.

Не знаю, состоялось ли после официального закрытия еще и "неофициальное закрытие", ибо пошла собираться. Наутро мне предстояла поездка в любимый город - Ялту.

Идя мимо вечернего моря, я остановилась на несколько минут, чтобы послушать пение прибоя. И в душу пробралось холодноватое ощущение - похоже, в Коктебеле я последний раз...